RETROPORTAL.ru
© 2002 – гг.
Каталог музыкальных сайтов
Видеоархив «Retroportal.ru»
Эксклюзивные интервью
Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.


Эксклюзивные интервью

Валентин Смирнитский:

«В нашей криминальной истории нам помог криминал»

Народный артист России Валентин Георгиевич Смирнитский (фото В.Ю.Каминского)

Валентин Георгиевич Смирнитский - советский и российский актёр театра и кино, Народный артист России.

Это интервью с Валентином Смирнитским было записано для документального фильма, посвящённого истории создания легендарной киноэпопеи режиссёра Георгия Юнгвальд-Хилькевича, состоящей из четырёх картин: «Д`Артаньян и три мушкетёра», «Мушкетёры двадцать лет спустя», «Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя» и «Возвращение мушкетёров, или Сокровища кардинала Мазарини».

- Валентин Георгиевич, известно, что на роль Портоса пробовался Георгий Мартиросьян, а вам сразу предложили эту роль или пробовали на других персонажей?

- Честно говоря, я даже не знаю, кто пробовался на эту роль. Но я знаю, что идея фильма бродила где-то в течение года. Тогда в актёрской среде много говорили, что телевидение собирается снимать версию «Трёх мушкетёров». А приглашение на роль Портоса было совершенно неожиданно для меня. Это было в конце февраля 1978 года, буквально за два месяца до начала съёмок. На тот момент я находился в гипсе, поскольку сломал ногу. А тут приходит предложение с Одесской киностудии. И я с этим гипсом сел в самолёт и полетел в Одессу. Я уже был не на костылях, а ходил с палочкой, мог самостоятельно передвигаться. Просто полетел от нечего делать, так как был на больничном. А потом уже сняли гипс, и я стал ходить на тренировки: ездить на лошади, фехтовать и так далее. Для меня до сих пор загадка, почему Георгий Юнгвальд-Хилькевич взял меня на роль Портоса, ведь я был совершенно на него не похож. Потом уже костюмеры и гримёры делали всяческие накладки, подшивали специальные подушечки к моему костюму, чтобы добавить фигуре объём.

Михаил Боярский, Валентин Смирнитский, Игорь Старыгин, Вениамин Смехов. Фотопробы на роли мушкетёров.

- Расскажите о вашем знакомстве и работе с Владимиром Балоном, который ставил в этом фильме фехтование.

- До этого мы уже были знакомы с ним несколько лет. В Театре на Малой Бронной Анатолий Эфрос ставил спектакль «Ромео и Джульетта», где я играл Меркуцио. А в этой истории, как известно, есть несколько боевых сцен со шпагами и кинжалами, поэтому Лёва Дуров пригласил Володю Балона поставить фехтование в этом спектакле. И Балон помогал нам по части шпажного боя. Вот я с этих пор был с ним знаком. А к моменту съёмок фильма «Д`Артаньян и три мушкетёра» мы с Володей были уже в дружеских отношениях. Работалось с ним очень легко.

Перед съёмками Балон привлёк к обучению нас фехтованию известных спортсменов, с которыми он был знаком ещё с юности, когда сам профессионально занимался спортом. Меня, например, тренировал знаменитый саблист Владимир Назлымов - заслуженный мастер спорта СССР, трёхкратный олимпийский чемпион, поскольку по замыслу Портос должен был не фехтовать, как все, а рубить шпагой наотмашь, как саблей. С Веней Смеховым и Игорем Старыгиным мы тоже знали друг друга давно, а вот с Мишей Боярским не были знакомы до этого фильма. Познакомились в начале съёмок в городе Львове. Он тогда только начинал свою карьеру в кино и довольно удачно. Визуально я, конечно, представлял его себе, но наше знакомство произошло уже во время работы. И мы настолько друг другу приглянулись, видимо, что очень крепко дружим до сих пор.

Валентин Смирнитский в роли Портоса в фильме «Д`Артаньян и три мушкетёра»

- Запомнились ли вам какие-нибудь случаи со съёмочной площадки, связанные с выполнением трюков?

- Этот фильм - не только кинематографическое зрелище, но это было и наше актёрское приключение. Мы с ребятами впервые столкнулись с таким жанром в кино, где нужно было постоянно скакать на лошадях, работать с каскадёрами, драться, фехтовать, и это при том, что всё должно было быть весело, жизненно, оптимистично. Поэтому нам приходилось вживаться в образ и стараться выглядеть правдоподобно. В связи с этим случались и различные неприятные случаи. Мы все, например, неоднократно вылетали из седла. Я раз пять падал с лошади, причём падения были просто чудовищные, не дай Бог никому. Это случалось в основном из-за того, что часто менялись лошади. Съёмки проходили в разных городах, на разных конно-спортивных базах, поэтому я просто не успевал привыкнуть к новой лошади. Но благодаря кино я научился верховой езде. Хотя травмы на площадке случались. Самая серьёзная травма была у Миши Боярского, когда ему случайно попали в рот шпагой и выбили зуб. Потом на «Двадцать лет спустя» он сломал руку, выполняя трюк на лошади. Мише больше всех доставалось…

- Как вам работалось с режиссёром Георгием Юнгвальд-Хилькевичем? Требователен ли был к вам режиссёр?

- Тоже достаточно легко. Он к нам относился по-отечески: и любил, и ругал, и журил. Это было на таком семейном уровне, скажем так. Знаете, это как отец и его непослушные дети, если совсем примитивно говорить про это дело. Он нас очень любил, старался давать нам возможность много импровизировать. И мы старались, нам это нравилось.

Георгий Юнгвальд-Хилькевич и Валентин Смирнитский на съёмочной площадке фильма «Д`Артаньян и три мушкетёра»

- Говорят, что во время съёмок фильма «Мушкетёры двадцать лет спустя» съёмочную группу однажды обокрали.

- Было такое. Мы приехали снимать «Двадцать лет спустя» в Эстонию, и эта история случилась под Таллином. Буквально на третий или четвёртый день съёмок каким-то образом обворовали склад, где хранилось наше мушкетёрское оружие, реквизит, костюмы. Кому это было нужно - непонятно, но украли в числе прочего все наши шпаги. И потребовалось в самые кратчайшие сроки всё наше вооружение как-то восстановить. И нашёлся очень оригинальный выход. Там рядом была зона для преступников, которые получили солидные сроки. Меня, Боярского, Смехова и Старыгина попросили выступить в этой зоне перед заключёнными, так как у них был цех, где они могли по картинке изготовить нам оружие достаточно быстро. И вот мы выступали в этой зоне перед осуждёнными, имели большой успех, а за это они нам буквально в течение двух дней изготовили замечательные и красивые шпаги, а также прочее оружие. Естественно, они делали это по лекалам, но очень качественно. Так что в нашей криминальной истории нам помог криминал.

Валентин Смирнитский - Портос

- Почему первый фильм о «Мушкетёрах» снимали во Львове и в Одессе, а «Двадцать лет спустя» - преимущественно в Таллине?

- Да, мы снимали эту картину в основном в Таллине и его окрестностях, а так же в Питере и его пригородах. Небольшие кусочки были сняты в Одессе, в Ялте, в Белгороде-Днестровском. Не знаю, почему не во Львове это снималось, но от этого фильм, по-моему, не потерял в визуальном смысле. Под Таллином ведь очень много красивых старинных мест, которые подходили под нужную нам эпоху. Я уже не говорю про Петергоф.

Хотя, на мой взгляд, это была не самая удачная работа, поскольку дважды в одну речку войти трудно. А потом, если говорить совсем честно, то и у Дюма романы «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон» послабее. Первый роман «Три мушкетёра» - это такой авантюрно-приключенческий жанр, с большим юмором, динамичный. А «Двадцать лет спустя» - это такая история, основанная на воспоминаниях, на повторениях, растянутая слегка. А уж про «Виконта де Бражелона» - и говорить нечего. Мы в этом смысле очень сильно старались с режиссёром и исправляли сценарий, что-то дописывали. Миша Боярский просто носился с томиком Дюма под мышкой, что-то выписывал, что-то вычёркивал, придумывал какие-то сцены. Юнгвальд-Хилькевич был не против относительно этого, а наоборот помогал. Мы всеми силами старались вытянуть эту историю в такое действенное, интересное, авантюрное приключение.

Валентин Смирнитский и Михаил Боярский («Мушкетёры двадцать лет спустя»)

- В течение всех девяностых годов у Михаила Сергеевича Боярского была идея снять фильм, где все мушкетёры погибают, и было даже несколько вариантов сценария на эту тему. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Действительно, мы с Мишей Боярским вдвоём долго носились с этой идеей. В те смутные времена многие хотели дать денег на проект, ведь деньги тогда были «шальные», как вы понимаете. А мы были достаточно популярны и авторитетны в этом смысле. И Боярскому много раз серьёзные кампании предлагали вложиться в это дело, но он человек скрупулёзный, как и мы все, поэтому не хотел сделать что-то просто так, лишь бы сделать. Может быть, кто-то другой схватил бы эти деньги и уже потом думал, как снять кино. А мы решили сначала придумать интересный сюжет и разработать сценарий, поэтому у нас носилась тысяча разных идей, вариантов было много. Мы выдумывали разные сюжетные линии, дофантазировали сами, как бы могла продолжиться история о мушкетёрах. У нас даже рассматривался вариант «Великолепной семёрки», если помните этот фильм.

Вместе с Юрием Ряшенцевым сочинили такой сюжет, где находящийся в опасности де Тревиль призывает мушкетёров на помощь, они бросаются ему на выручку и в результате погибают во имя дружбы. Но до финала мы так и не дошли, не дотянули эту историю, хотя на фильм давали довольно приличные деньги. А уже потом, через несколько лет Юнгвальд-Хилькевич предложил свой вариант, где мушкетёры погибают, потом воскресают, а основные подвиги совершают их дети. Получился такой невероятный фильм с элементами фантастики и компьютерной графикой.

- В фильме «Д`Артаньян и три мушкетёра» у всех мушкетёров, кроме Портоса, есть сольные вокальные номера, помимо общих песен. Почему вашего персонажа так обделили по части вокала?

- Я даже не знаю почему, но у моего героя изначально не предполагалось сольных вокальных номеров. Он достаточно одиозный персонаж во всей мушкетёрской компании, и Максим Дунаевский с Юрием Ряшенцевым не придумали, как это индивидуально выразить. Здесь нужно было придумать что-то оригинальное, дабы выразить характер Портоса. Вот Арамис - это понятно, он такой инфантильный, бабник, до конца не понимающий: мушкетёр он или аббат. У Атоса - его трагическая история с Миледи, которая тоже хорошо ложилась на песенную основу. А вот что было делать с Портосом? Придумать ему песенку о госпоже Кокнар, что ли? Но вот как-то не дошли авторы до этого. Полагаю, и не надо было делать это искусственно, так как если бы проявилось в линии Портоса что-то логичное, то тогда наверное и получилось бы написать ему отдельный номер. А так - просто не сошлось.

Валентин Смирнитский на съёмках фильма «Д`Артаньян и три мушкетёра»

- Борис Клюев рассказывал, что ему пришлось поработать над внешним образом своего героя, графа Рошфора. Вы тоже участвовали в разработке внешнего облика Портоса?

- Мы все в определённой степени работали над внешностью своих персонажей. У нас были замечательные художник по костюмам Татьяна Острогорская и художник-постановщик Лариса Токарева. С художником по костюмам мы очень много работали, пересмотрели кучу старинных гравюр, она предлагала на выбор огромное количество разных вариантов. Кстати, просматривая вместе с ней старинные гравюры, мы увидели на одной из них французского франта с пижонским бантиком в волосах. Такой бантик называется кадонет, в честь барона Кадонета, который придумал этот аксессуар. Это был такой стильный атрибут светского общества при дворе короля Людовика Тринадцатого. И я сразу сказал: «Вот! То, что нужно!». Это очень ложилось на характер Портоса, потому что он показушник, модник. Мы предложили такой вариант режиссёру, и ему понравилось. А потом все на этот бантик почему-то обратили внимание, хотя не знали что это такое. А ведь это исторический факт, поскольку несколько веков назад во Франции мужчины действительно носили на голове бантики, а самые богатые ещё и украшали их бриллиантовой булавкой.

Валентин Георгиевич Смирнитский, 2018 год (фото В.Ю.Каминского)

- Валентин Георгиевич, и в завершение нашей беседы такой вопрос: каковы ваши творческие планы и над какими проектами вы сейчас, может быть, работаете?

- Ну какие в моём возрасте могут быть творческие планы? Я работаю до сих пор, слава Богу. Учитывая возраст, состояние сегодняшнего кино, я всё же без работы не остаюсь - много работаю на театральных подмостках, вот сейчас снялся в двух фильмах, но это всё сериалы, так что особенного там ничего нет.

Максим Фёдоров, Вячеслав Каминский, Виталий Гапоненко (10 октября 2018 года)


Ваши отзывы, предложения, замечания пишите на электронную почту: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.