RETROPORTAL.ru
© 2002 – гг.
Каталог музыкальных сайтов
Видеоархив «Retroportal.ru»
Эксклюзивные интервью
Тексты радиопередач
Подробно о сайте
История Кубани и кубанского казачества
Ваши отзывы, предложения, замечания пишите по электронной почте: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.


Эксклюзивные интервью

Рустам Неврединов

композитор, автор-исполнитель, литератор

Рустаму Абдулловичу Неврединову - композитору, песни которого в течение многих лет звучат в исполнении артистов эстрады, театра и кино; автору музыки к фильмам и мюзиклам 20 ноября 2018 года исполнилось 65 лет. В канун юбилея, Рустам Неврединов рассказал сайту «Retroportal.ru» о вехах своей жизненной и творческой биографии; о том, как происходили встречи со знаковыми в его судьбе людьми и как рождались песни...

- Любовь к музыке, к песне приходит с детства... И в Вашей жизни так было? Можно сказать, что музыка стала Вашей Судьбой, когда Вы впервые взяли в руки отцовский баян?

Рустам Абдуллович Неврединов

- В книге, которую мы вместе с супругой Олесей Борисовой написали «Полковник особого отдела. Архивы памяти», об этом рассказано - есть в ней эпизод, практически биографический…

Отец мой был военным, но при этом, руководил художественной самодеятельностью, прекрасно играл на аккордеоне и баяне. Он преподавал, был кандидатом педагогических наук. И когда, по прошествии лет, уже после его смерти, мы разбирали с братом бумаги отца, нашли документ, в котором было сказано о том, что он заочно окончил музыкальное училище. Хотя я не понимаю, как можно заочно обучаться в музыкальном училище по хоровому дирижированию?.. Тогда я осознал, какое у отца всегда было сильное стремление к музыке!

Помню, в детстве он часто говорил мне, выходя из дома: «Смотри, не трогай баян!» А дома у нас были баян и аккордеон. Отец играл на обоих инструментах. Аккордеон, правда, был недолго. Так вот, как только отец за дверь, а я, оставшись дома один, сразу доставал баян (аккордеон меня не так привлекал), усаживался к зеркалу и начинал играть какие-то мелодии - на слух подбирал что-то... Отец, когда увидел меня с баяном, услышал как я играю, сразу повёл в музыкальную школу. Он не ругал, а, наоборот, похвалил! Я потом понял - это педагогический приём был: что запрещено, то ребёнку и хочется попробовать.

Когда отец привёл меня в музыкальную школу, преподаватели попросили повторить некоторые перестукивания, потом отвернули от себя, сыграли какие-то аккорды - просто какофонию звуков, и я всё это повторил безошибочно! Сказали, что у меня абсолютный слух, а ещё то, что я должен немедленно начинать учиться! В итоге, меня приняли уже где-то на третьей минуте прослушивания...

- И сколько Вам лет было?

- Помню, я практически одновременно начал учиться и в гарнизонной Музыкальной школе, и в школе обычной, куда я пошёл с шести лет. Отца, как военного, часто переводили из города в город и закончил я Музыкальную школу уже на Украине в городе Сумы.

А родился в Дорогобуже Смоленской области. Скажу, что для меня стало неожиданным, когда администрация города Дорогобужа в интернете поздравила меня с 60-летием; написали о том, что гордятся своими известными земляками! Так вот, родился я в 1953 году. Время послевоенное...

А потом наша семья переезжала в Ленинградскую область - в Лугу, затем в Кенгисепп, в Оренбург. А после мы оказались на Украине - в Кременчуге и Сумах. И из Сум перебрались в Казань. То есть, в Казани я оказался не потому, что я татарин, а потому, что отца туда перевели. Как говорится, судьба военная, солдатские пути...

Предки мои из Нижегородской области - нижегородские татары. Казалось бы, это середина России, откуда там татары? Но, тем не менее, оказывается были служивые татары, которые защищали границы России с юга. Мои предки как раз из них.

- Об этом Вы знали с детства или специально своей родословной интересовались?

- Всего этого я с детства не знал. Уже потом, когда заполнял различные автобиографические листки, спрашивал у отца и мамы о своих предках - мне это, действительно, было интересно. Так вот, отец родился в деревне Анда. Это Сергачский район Нижегородской области. А мама родом из деревни Ендовище того же Сергачского района. И моя песня «Татарское село», можно сказать, об этих местах, о событиях, в них происходивших...

Вообще, татар много. Есть оренбургские, пензенские, сибирские, крымские татары... А я к поволжским татарам отношусь. Я нижегородский татарин - из тех, которые называют себя нижгарами. Я татарин - мишар. Специально вот такие тонкости изучал. О чём-то мама рассказывала, что-то в архивах разыскал. Знаю, например, о том, что ещё в середине 19 века учёные из Санкт-Петербурга специально приезжали в Ендовище, выясняли: откуда взялись здесь татары. Архивные документы сохранили сведения о том, что петербургские профессора общались с муллой Аксяном - имамом одной из мечетей Ендовищ. Когда я маме назвал это имя, она сказала, что имам Аксян - мой прапрадед!

В этих краях много интересного: татарские сёла соседствуют с русскими - вот так, вперемежку. Мои предки жили в селе, в котором одна улица татарская, а другая - русская. И все соседи настолько друг друга уважали, что, скажем, когда у христиан пост, мусульмане старались не смущать их праздниками с приготовлением изысканных блюд, с шумными весельями и танцами. Они ходили друг к другу в гости, вместе справляли Пасху. Например, моя бабушка всегда на Пасху красила яйца, хотя она истинной мусульманкой была. И я с этими яйцами ходил на улицу, забавлялись с мальчишками: у кого разобьётся, у кого нет. Вот такая яркая картинка из детства...

Предки мои до Революции занимались земледелием. Собирали урожай, приезжали в Москву и продавали его здесь. Как вспоминала мама, даже были мясные лавки где-то на Трубной площади, принадлежавшие нам. Мама сама родилась в Москве - в доме на Трубной улице. Поэтому, я считаю себя москвичом где-то в пятом поколении. Родители мамы жили в Москве, а родители родителей приезжали в Москву и в сезон торговли находились в городе постоянно. У них было здесь жильё, магазины. Знаю о том, что дед был скорняком и очень хорошим. То есть, мои предки своими руками создавали свою жизнь. И я не помню, чтобы кто-то рассказывал о том, чтобы они жили в недостатке. Ну, а когда свершилась Революция, то, конечно, всё у них конфисковали...

Что интересно, когда поступал на службу в органы госбезопасности, меня, естественно, проверяли, интересуясь всей родословной. Но ничто не помешало - меня приняли. Следовательно, с властью мои предки не имели конфликтов - все трудились, каждый занимался своим делом.

- А кто из Ваших предков, помимо отца, также был увлечён музыкой, например?

- Отец был очень музыкальным человеком. Хорошо пел, хорошо стихи читал. Наверное, от него и передалось мне увлечение музыкой. Но, вот что ещё интересно: в селе Ендовище, в котором жили предки по маминой линии, родилось несколько известных артистов. Например, один из моих родственников играл в Театре Советской армии. А певица Наиля Фатехова - моя троюродная сестра, заслуженная артистка Российской Федерации. Кроме того, Марат Башаров также родом из села Ендовищи и моя мама с детства дружила с его мамой. То есть, у нас, несомненно, родственные связи где-то есть. Село, ведь, небольшое и в нём все родственники живут...

Рустам Неврединов, 1967 год

- Обучение музыке давалось легко?

- Мне труда не составляло на слух учить произведения, а вот ноты читать не любил. Знаю о том, что многие музыканты также не любят читать с листа. Музыкальный слух позволял, услышав мелодию, тут же её сыграть - так мне было проще. И, поэтому, я к такой хитрости прибегал: просил преподавателя, когда он мне задавал новую мелодию, её сыграть. Ну и, приходя домой, быстренько проигрывал - запоминал. А когда играл её на следующем занятии, преподаватель, бывало, говорил: «Здесь такого нет в нотах…» Я в ответ: «Но также красивше!», а он: «Красивше-то, красивше, но от классики уходить не надо!» Потом взял и проверил меня как я с листа играю. Оказалось - никак! И тогда он перестал мне проигрывать мелодии, но я стал просить отца делать это. Тоже с хитростью подходил к нему, говорил: «Поиграй мне вот это. Я так лучше запомню!» А он по нотам хорошо играл. Сыграет - я запомню и повторю на слух.

- И долго такие ухищрения продолжались?

- Со временем я, конечно же, понял: хорошо знать ноты необходимо!..

В военной части был оркестр. Большинство мальчишек бегали в боевые подразделения - к военной технике, а я, как выдавалась возможность, - в оркестр. И в нём постоянно на чём-то играл. Клавишные освоил самостоятельно, гитару, ксилофон… Музыканты уходили, скажем, на обед, а я в это время что-то там «перестукивал». Возвращается музыкант и говорит: «Вижу, что ты учишься игре на ксилофоне!» Отвечаю: «Нет, я в первый раз этот инструмент вижу!..»

Как-то дирижёру оркестра, страшно волнуясь и переживая, сыграл мелодию собственного сочинения. Ему понравилось! Он сделал аранжировку - переложение для оркестра. И музыканты её сыграли. Такая красота получилась! А мои чувства при этом, просто непередаваемо восторженны были!

- Помните эту мелодию до сих пор?

Это был марш - «Марш о гусарах» я его назвал.

- Он был записан?

- Только лет десять назад я сделал запись этого марша, а поэт Николай Кохов написал к нему стихи. Так что запись имеется, но она не издана.

Так вот, доложили отцу о том, что я музыку сочиняю. И отец пошёл к командованию, написал рапорт о том, чтобы меня направили в Суворовское музыкальное училище. Но мама тогда сказала: «Хватит мне в семье военных! И так постоянно ездим по всей стране...» В общем, мама меня не отпустила в училище. Но от судьбы военного я не ушёл. Моё детство прошло в казарме, в воинской части с солдатами. И себя я по другому не представлял. Как и многие дети офицеров в послевоенное время, я поступил в военное училище. А профессиональное занятие музыкой пришлось отложить на многие годы... Тем не менее, я всегда играл на баяне, участвовал в художественной самодеятельности.

Рустам Неврединов. Закавказский военный округ. Вид на Тбилиси с Плато Нуцубидзе, 1990 год

- А сочинение музыки?

- Это всегда было со мною: для себя что-нибудь я сочинял постоянно... Написал музыку на стихи Бунина как-то. И отец, услышав её, сказал: «Знаешь, если ты будешь это дело продолжать, то станешь писать песни с самыми известными поэтами». Тогда я этим словам не придал особого значения, но слова оказались пророческими. Пришло время и я стал писать песни на стихи Михаила Танича, Симона Осиашвили - наших знаменитых поэтов-песенников!

- Расскажите о дружбе с этими поэтами.

- Познакомил меня с ними музыкант и композитор Вадим Лоткин. Получилось так, что, когда я приехал в Москву после службы, поселился в доме, в котором моим соседом этажом выше оказался Вадим Лоткин. Естественно, мы подружились. Рассказал Вадиму о том, что пишу музыку, показал мелодии. Он сказал: «Это имеет право на жизнь!» И позвонил Симону Осиашвили. Симон пришёл ко мне домой и я дал послушать ему одну из мелодий. Симон спросил: «Что ты слышишь сам, какие слова?». Я ответил: «По Москве я иду… Ну, что-то вроде этого». «Нет, я здесь слышу другое», - сказал он. И примерно через неделю принёс подтекстовку - мелодия стала песней «Мой поезд ещё не ушёл».

- Каким образом был выбран исполнитель этой песни - Николай Караченцов?

- Симон сказал, что песня очень подходит Вахтангу Кикабидзе. Предложил её показать артисту. А Кикабидзе в то время болел - операция у него была на головном мозге. И он сказал Симону: «Песня очень хорошая, но я не смогу её петь. Просто, сейчас вот у меня такое состояние». А вскоре по телевизору я увидел «Юнону и Авось» и Николая Караченцова в этом спектакле. Думаю: может быть, показать песню Караченцову? Так как я тогда работал в КГБ, то узнать через театр «Ленком» номер телефона Караченцова труда не представляло. Позвонил ему. Николай Петрович сразу не ответил и я на автоответчик наговорил: «Здравствуйте, Николай Петрович, я такой-то и мы с Симоном Осиашвили хотим подарить вам песню».

Буквально через пять минут звонок. «Ты где?», - спрашивает Караченцов. Я ответил, что в центре нахожусь. «Через сколько будешь на Никитских воротах?» Говорю: «Минут через 20 - 30...». Он сказал: «Всё. Я тебя жду». Мы встретились на Никитской улице около «Саши и Наташи» - Караченцов был там рядом в гостях у кого-то. Сели в его машину. В пути он послушал песню и говорит: «Песню никому не отдавай, она моя!» А ещё спросил: «Годков тебе сколько?» Я говорю: «47». Он: «Самое время начинать!» Вот с этой встречи, с этих слов началось с Николаем Караченцовым сотрудничество, началась дружба с этим актёром.

«Мой поезд ещё не ушёл»

(Рустам Неврединов - Симон Осиашвили)

Николай Караченцов

Затем Симон мне дал стихи и я написал на них музыку - получилась песня «Папа Карло».

- Я слышал эту песню, её ансамбль «Непоседы» поёт.

- Да, знаменитый детский ансамбль. Симону песня очень понравилась и он сам отнёс её «Непоседам».

А ранее я с Михаилом Таничем написал несколько песен. У Вадима Лоткина были стихи Танича, на которые он почему-то никак не мог придумать мелодию. Бывает так: ну, не идёт и всё! И он мне дал эти стихи. Говорит: «Напиши, у тебя, думаю, получится. Вот тогда и будет повод познакомиться с Таничем, будет с чем к нему прийти».

- И какая это была песня?

- Это песня «Листопад». Спела её Галя Журавлёва. Она песню спела хорошо, но ушла от основной мелодии - такая получилась у неё аранжировка. А первым её спел сам Лоткин. И он пел абсолютно правильно, как и было задумано мною. Вообще, он так взялся мне помогать!.. Пришли мы с ним к Таничу, показали песню. Михаил Исаевич сказал: «Ну, что, песня состоялась!» и дал мне ещё стихи - «Теплоход прогулочный».

- Знаю хорошо эту песню, в исполнении Валерия Сюткина слышал!

- Я написал музыку, через неделю пришёл к Таничу. Он спрашивает: «Так быстро сочинил мелодию?» Я уж не стал говорить ему о том, что вообще минут за 15 сочинил. И вот Танич хватает телефон… Да, а когда я писал музыку, про себя думал: хорошо бы, если б песню Сюткин спел!

- Песня, действительно, очень органична в исполнении Сюткина!

- Так вот, вдруг слышу, как Танич по телефону говорит: «Валера, я тебя жду. Хватит петь одного моего “Чёрного кота”! Давай, приезжай, для тебя написана новая песня!» Вот так, не сговариваясь, мы с Таничем выбрали исполнителя песни «Теплоход прогулочный».

Сюткин приехал. Познакомились. И затем долго мы с ним были дружны, да и сейчас в хороших приятельских отношениях. Просто, давно не виделись. Есть фотография, на которой мы вдвоём. Она сделана где-то лет через пять после того, как песню «Теплоход прогулочный» впервые спел Валера.

Когда мне исполнилось 50 лет, то на концерт в честь юбилея приехали все: и Караченцов, и Танич, и Осиашвили... И Валера Сюткин приезжал со всем своим биг-бэндом! Был великолепный вечер в концертном зале гостиницы «Космос», который помнят до сих пор, хотя, прошло уже 15 лет. Даже в интернете его «следы» имеются... Всего три афиши по Москве и я собрал весь зал в тысячу мест! Понятно, что народ привлекли звёздные имена на афише, а не моё имя. Тем не менее, с этого момента я был замечен.

Кстати, на этом концерте я впервые сам запел со сцены - исполнил песню «Вы Россию несли на руках». Когда прозвучал последний аккорд, в зале была тишина и я подумал: провал! И, вдруг, услышал как где-то в середине зала зарыдала женщина… То есть, я не говорю о том, что я так хорошо спел. Видимо сумел донести смысл песни, смысл стихов...

Рустам Неврединов и Валерий Сюткин

Как-то мне позвонил Михаил Танич и говорит: «Приезжай, съездим на концерт». Приехали мы в Кремлёвский Дворец съездов. Был концерт с участием Валеры Сюткина. Он спел нашу песню. Так вот, Танич в течение всего вечера от себя меня не отпускал ни на шаг. В зале мы сидели рядом все два отделения. А в перерыве он поднялся со мной на четвёртый или пятый этаж в буфет. И там мы также были рядом. Всё это время я ощущал на себе удивлённые взгляды окружающих. А вокруг были, можно сказать, только звёзды! Я понял, что Танич таким вот образом делает мне рекламу…

- Он позитивным, жизнерадостным человеком был…

- С Михаилом Таничем мы дружили в течение девяти лет - до самой его смерти... В последнее время он болел очень сильно. Я поздравлял его обязательно 9 мая. С утра, так получалось, первым ему звонил и говорил: «Михаил Исаевич, поздравляю Вас с очередным Днём Победы и желаю одного - чтобы следующий День Победы я опять Вас поздравил!» И так было года три. А он отвечал мне: «Рустам! Здорово! Я очень рад твоему звонку. И, может быть, с твоими поздравлениями я до 70-летия Победы доживу!» Но, не дожил. Михаил Исаевич умер в апреле 2008 года... Я был у него на похоронах...

- Да, Михаил Танич был одним из наиболее ярких поэтов-песенников...

- Он был одним из тех талантов, которые определяли нашу песенную культуру многие годы!.. А лично для меня - ещё и добрым товарищем, другом, который очень сильно помог мне в жизни.

- А с какими поэтами ещё сотрудничали?

- Был такой популярный телеведущий Сергей Супонев, к сожалению, рано и трагически ушедший из жизни… А отец его - Евгений Супонев - поэт, актёр; играл в Театре Сатиры. И мы с ним написали несколько песен. Одна из них - «Божья коровка и майский жук» стала особенно популярной. Я её подарил детскому ансамблю «Домисольки», который эту песню поёт до сих пор! Очень красивая детская песенка у нас получилась.

Сейчас я не пишу песен в таком количестве, как раньше. И сам реже выступаю. Да и интерес пропал общаться постоянно в этой среде... Бывал на некоторых бомондах, но мне не очень понравилось. Видел даже как Игорь Крутой сторонится этого «коллектива»... Там уже свои интересы, свои цели, свои разговоры... И в них для себя я интереса не вижу...

- Главное, ведь, не «вписаться в тусовку», а найти своих соавторов, своих исполнителей...

- Я думаю, что своих исполнителей уже нашёл. Это Николай Караченцов, Ренат Ибрагимов, Галя Журавлёва, Валера Сюткин, Роза Хабибуллина...

Ренат Ибрагимов, Симон Осиашвили, Рустам Неврединов

- Вы сказали о том, что не стремитесь вписаться в современный шоу-бизнес. А как это сказывается на творческом вдохновении?

- Я боюсь подходить к фортепиано!

- Почему?

- У меня сразу столько мелодий рождается, что записывать их не успеваю! То есть, я не утратил желания писать музыку! Вот, я сегодня утром встал, просто руки положил на клавиши и уже слышу - полилась музыка, зазвучала! Только остаётся вовремя пальцы ставить на нужные клавиши! Я не знаю, как это происходит: сочиняешь, ведь, не головой и это не мучительный процесс - музыка приходит сама. Как-то по этому поводу с Максимом Дунаевским разговаривал. Все изображают композиторов такими задумчивыми, а я говорю - нет, я могу мелодию сочинить минут за пятнадцать или сесть за фортепиано и она сразу родилась. «Это верно», - сказал Дунаевский. - «Только ты никому об этом не рассказывай!»

- С определённого момента Вы сами стали исполнять песни...

- Николай Караченцов меня убедил петь самому. Когда я приносил ему песни, он говорил: «А чего ты сам не поёшь?» Я отвечал: «Так, вроде, я не артист...» Хотя, надо сказать, в детстве я пел в хоре мальчиков, состоявшем из восьми человек: было четыре первых голоса и четыре вторых. И мы хорошо пели! То есть, ещё в детские годы меня чему-то научили. А Караченцов говорил: «Вот смотри: у тебя драматизм в голосе есть. Правда, октавы всего одна или полторы, но тем не менее, ты достаточно характер показываешь голосом, попробуй!» И я стал петь сам. Рискнул выставить записи в интернете...

Мы с поэтессой Олесей Борисовой - с женой моей - сделали целый песенный диск, потом ещё один. Но многие песни у нас сейчас просто лежат в архиве. Они готовы для того, чтобы их издать, но я не считаю сегодня это первоочередной задачей.

- Ваш совместный с Олесей Борисовой проект - «Альфа-арт». Расскажите о нём.

- Была такая организация.

- Она сейчас существует?

- Мы проект закрыли.

Когда случился теракт на Дубровке, с Олесей была написана песня «Вы Россию несли на руках». И эта песня вдруг оказалась услышанной многими. У видеоролика её много просмотров в интернете, песня там очень растиражирована. И вот с этой песней мы пошли к командиру «Альфы» Владимиру Николаевичу Винокурову. А он говорит: «Почему только одна песня? Мне же молодёжь надо воспитывать. Давайте, поработайте!..» И он предложил создать творческую структуру при Совете ветеранов, которую назвали «Альфа-арт». С этого момента мы стали писать песни для них.

- Это были музыкальные спектакли?

- Это были тематические циклы песен. Был издан компакт-диск «Альфа идёт», который стал популярен. И я выступал с песнями из программы этого диска перед альфовцами, другими силовиками, военными. Были концерты на многих площадках, в том числе, в Концертном зале «Россия», в Театре Российской армии.

Рустам Неврединов на Международном кинофоруме «Золотой витязь»

Я не ставил задачу сделать из этого бизнес, пел в удовольствие...

- Как говорится, для души…

- Да, в тот момент я всё это расценивал как хобби. Сочинение песен для меня - увлечение, а основная работа была в Комитете госбезопасности - в ФСБ. Потом вышел Указ Ельцина о создании Налоговой полиции. И я в числе первых сотрудников был назначен в эту организацию, которую создавать было поручено ФСБ. Получил удостоверение Налогового полицейского России под номером шесть. В тот момент нас было всего сорок человек. С нас и начиналась Налоговая полиция. Потом перешёл на работу в налоговую службу… Так что, моя основная работа всегда отнимала больше времени, чем музыка. Музыка оставалась - в удовольствие. Я мог ночью проснуться, что-то написать тут же. Бывает, что мне снится музыка! Просыпаюсь - записываю её.

- А как сложился Ваш творческий тандем с Олесей, с чего начался?

С Олесей мы вместе практически с 2000 года. Для меня было неожиданным, что Олеся умеет писать стихи, наделена литературным даром! Стихи оказались настолько хорошие: чёткие и выразительные, в них смысл есть очень весомый, а не просто рифмы. А образы какие! Альфовцы говорили: если бы мы не знали о том, что это Олеся написала, то подумали бы, что это мужские стихи.

Что интересно, Олеся пишет стихи уже на готовую музыку; в создании песен музыка ей необходима изначально! У Олеси есть песни, написанные с разными композиторами, но больше всего песен создано на мою музыку. Когда поэт рядом - композитору работать очень легко! Если Олеся не согласна с музыкой, она говорит: вот здесь я не слышу того, что представляю. Перепиши. И мы создаем один вариант, другой, третий... Пока музыкальное и поэтическое не станет единым целым!

Портрет Олеси Борисовой. Картина художника Мансура Саттарова.

У нас в доме есть великолепный портрет Олеси Борисовой кисти Мансура Саттарова. Талантливый художник филигранно точно передал образ!.. Кстати сказать, Мансур Саттаров иллюстрировал и нашу с Олесей книгу «Полковник особого отдела. Архивы памяти».

- С Вами и с Олесей Борисовой мы впервые встретились несколько лет назад в доме у Николая Петровича Караченцова...

- А вы знали о том, что Олеся с Караченцовым познакомилась раньше меня?

- Нет, не знал об этом!

Вернее, знакомство Олеси с Николаем Петровичем и моё произошло практически одновременно, хотя, я и Олеся тогда ещё не были знакомы между собой.

Николай Караченцов делил гримёрку «Ленкома» с Владимиром Кузнецовым. Если вы помните «Юнону и Авось», он один из исполнителей «Офицерского романса». Так вот, этот Владимир Кузнецов в молодости, оказывается, с отцом Олеси вместе служил в Венгрии в Южной группе войск в Ансамбле Советской армии. И они с армейских лет дружили. Когда Олеся приехала в Москву, отец попросил её заглянуть в театр, передать привет Кузнецову. И, вот так, зайдя в гримёрку, она познакомилась с Николаем Караченцовым.

- У Олеси есть изданные в печати литературные сборники?

- Её поэзия издана в виде песен. А вот в книге «Полковник особого отдела» каждая глава начинается со стихов Олеси...

Обложка книги Рустама Неврединова и Олеси Борисовой «Полковник особого отдела. Архивы памяти». Художник Мансур Саттаров.

- А есть намерение издать книгу стихов Олеси Борисовой?

- Я думаю, книга будет со временем.

Великолепная память у Олеси! Она помнит стихи, которые писала в детстве. Они у неё нигде не записаны, но она их все помнит наизусть! Я говорю, что с такой памятью, наверное, тяжело жить. Потому что, можно посмотреть на календарь и спросить: «Олеся, ты помнишь, что мы делали, скажем, 21 ноября 2003 года?» Она подумает и скажет: «Мы были там-то, ты был одет в том-то, я была одета так… мы говорили об этом, с нами рядом были такие-то люди…» И это просто невероятно!

- Настоящая жена разведчика!..

- Да, верно! Удивительный она человек! Отец у неё - Борис Филипчук - был известным танцором, солистом ансамбля «Жок». Он народный артист Молдавии, лауреат Государственной премии СССР…

- В своё время это был очень известный коллектив всей стране!

- Мама Олеси также танцевала в этом коллективе, побывала практически во всех странах мира!

Я скажу, вспоминая СССР, всё-таки в то время государство делало много больше для подъёма культуры в каждой республике. Оказывалась поддержка и музыкальным, и танцевальным, и хоровым коллективам. А на концерты в честь главных праздников страны, собирались коллективы из всех республик. И это было здорово!

- Ну, а молдавские пляски, которыми и прославился «Жок» - это просто феерично!

- Два танцевальных коллектива мне всегда нравились: Ансамбль танца Игоря Моисеева и «Жок» - своей стремительностью.

- Какие ещё совместные с Олесей Борисовой работы Вы бы отметили особо?

- У нас есть целый мюзикл «Москва - Петербург. История любви», который зрителям ещё только предстоит оценить. На мой взгляд, в нём хорошие стихи, удачная музыка. Те, кто уже слушали, говорят, что это интересно!

- А с Ренатом Ибрагимовым как Судьба свела?

- Я пришел к Ренату песни показать. Знал, где у него офис и пришёл. Он меня с радостью принял. Но ни одной песни не выбрал. А когда появилась песня «Татарское село» - буквально через несколько дней вновь с Ренатом встретился, спел ему эту песню. И Ренат - человек не слишком эмоциональный, тут он подскочил с места и радостно сказал: «Это я беру, это я пою!»

Песня родилась буквально сразу. Я не знаю, откуда взялись слова и музыка. Видимо, родовая память подсказала. Всё же, мы откуда-то черпаем информацию… Об этом даже учёные говорят. И я это именно так воспринимаю...

Дней через десять мы поехали в Татарстан снимать клип. Более того, устроили кастинг артистов. Снимали, действительно, в настоящем татарском селе, где жил когда-то сам Тукай - наш татарский Пушкин, если можно так сказать.

Когда Ренат Ибрагимов спел песню «Татарское село», ему позвонила женщина и сказала: «Вы спели о моей судьбе!» В песне простые стихи, простая мелодия... Кто-то написал в отзывах на клип о том, что гениальность песни как раз в простых её словах. Помню, когда Евгений Козьмич Супонев услышал песню «Татарское село», сказал: «Поздравляю тебя, Рустам! Каждый автор мечтает написать песню, которую бы посчитали народной. Тебе это удалось!»

Скажу, что и стихи, и музыка песни «Татарское село» пришли одновременно - песня получилась в течение получаса! После я лишь нюансы подправил. И всё. Когда начинал писать песню, я не знал, чем она завершится: «Тихое татарское село, жизнь проходит, как заведено. Опустилась на крылечко ночь, на пороге дома - мать и дочь...» А дальше что? И вот: «Лица освещает лунный свет...» Образ луны понятен - это мусульманское. Посмотрите клип. Парень идёт, у него грудь нараспашку и на ней крестик. Основной-то конфликт в этом - в конфликте двух вер…

Когда была написана эта песня, я к религии относился ещё не так серьёзно, как говорится, уважал, но не участвовал. Но я пришёл к Равилю Гайнутдину - муфтию. Показал ему песню. Он послушал и сказал: «Ну, что ж, ты сделал богоугодное дело». Я получил одобрение...

Потом я принял православие. Это было моё избрание: я понял, что, будучи военным и живя в России, общаясь со многими людьми и осмысливая те события, которые в моей жизни происходили, понял, что они не могли происходить без Бога. И это осознание пришло само собою: я понял, что должен быть православным. А сейчас, более того, обучаюсь в Православной академии на втором курсе...

- Как говорится, душе велено пройти через определённые испытания и повороты жизненного пути, чтобы обрести истинное своё…

- Возможно, так и есть. Я понял, что мы многое потеряли во времена СССР, потому что не было Богословия. Его вроде бы как и не существовало. А на самом деле, это неотъемлемая часть истории России. Ведь, благодаря христианству, благодаря православию, Россия до сих пор стоит...

- Знаю о том, что и сын, и внук Ваш выбрали профессию военную...

- Да, сын военный. Но он уже уволился из рядов Вооружённых сил. А внук Никита, ему 14 лет, сейчас учится в Суворовском училище. И то, что он сделал такой выбор, чувствую, это и мой пример, и пример, в первую очередь, моего сына. Вопрос лишь был в одном: куда ехать, где именно учиться? Решили - в Питер. Он не робщит, хоть и трудно, конечно. По субботам, бывает, звонит (в другие дни недели нельзя - телефонами только по субботам пользоваться можно, таковы Правила в училище). Я его расспрашиваю, он говорит: «Всё нормально, дед, всё в порядке!». - «Не скучаешь?». - «Скучаю. Но занят целыми днями…»

Никита Неврединов - курсант Суворовского военного училища, внук Рустама Неврединова

- Унаследована семейная традиция, а творческие способности, музыкальные?

- И сын, и внук очень хорошо плавают. У сына к музыке талант имеется. Он поёт хорошо.

- Бережное отношение к музыке, к слову. Это свойственно, увы, не всем авторам песен и не всем артистам даже... Этой темы мы уже касались, но всё же, расскажите подробнее о том, насколько для Вас значимы стихи в песне?

- Я видел, как Николай Караченцов работает со словом. Он иногда очень жестко разговаривал с поэтами. Настолько жестко, что мне даже иногда становилось жалко ребят. Я говорю: «Николай, а почему такое отношение? Всё-таки, человек работал...» Он отвечал: «Ты представляешь, потом с этим я выйду на сцену. А в тексте - глупость. Как люди будут на меня смотреть?» Караченцов всегда относился к слову очень трепетно. Один раз по поводу одной из его песен съязвил Николай Фоменко в радиопрограмме «Русские гвозди», так для Николая Петровича это была целая трагедия! Я наблюдал, как он искренне переживал из-за этого. И я понял, что человек, который вышел на сцену, должен глубоко понимать то, о чём поёт, как, к примеру, это делал Караченцов. Да, оперные певцы показывают свой голос и артистизм. Для этого их специально учат в институтах и консерваториях. Но я видел многих эстрадных певцов которые кроме демонстрации публике своего голоса, ничего более показать не могут, они не вникают в то, о чём поют, а стараются петь так, как эту песню исполнила бы, скажем, какая-нибудь яркая звезда…

- Да, есть такие примеры на эстраде...

- Но зачем так петь, теряя свою индивидуальность, теряя себя… Ведь, можно, расставить другие акценты, ударения другие, где-то показать своё отношение к тексту, поплакать, наконец, на сцене, если это органично, или посмеяться…

- Всё то, о чём Вы сейчас говорите, близко к актёрскому пению…

Почему актёры иногда поют лучше, чем профессиональные певцы? И почему певцы не любят, когда артисты театра и кино поют песни? Да, потому, что артисты эстрады не могут так петь! Актёр душу вложит! Ударение сделает там, и только там, где это необходимо. Помните, как Караченцов пел о театре Ленком песню, в которой есть слова «бархат твоих кулис»? Он так мягко и душевно слово «бархат» произносит!.. Бархат… И ты словно сам прикоснулся к этому бархату… Одно только слово и как сказано! Просто интересно вслушаться, как Николай Караченцов расставляет интонационные акценты. И сразу начинаешь песню по другому слышать: «в храме искусства настежь все двери - скоро начало вечной премьеры. Снова взлетит на бис бархат твоих кулис...». У меня аж мурашки, когда слушаю как слово «бархат» произносит Караченцов... И явно представляешь, как этот бархат взлетает, какой он мягкий, как он колышется с лёгким шорохом... Его словно рукой потрогать можно... вот он проскользнул... То есть, актёр интонацией передал сразу всю гамму ощущений!..

«В храме искусства»

(Рустам Неврединов - Олеся Борисова)

Николай Караченцов

Всегда думаешь: как произнести ту или иную фразу, как её выразить, усилить музыкально? Есть у нас с Олесей песня «Третий тост». Третий тост - всегда за погибших. Так принято. И нужно было последнюю фразу произнести «Проклята будь война!» Я долго думал над интонацией этой фразы... И я понял, нашёл как именно надо сказать - ненависть проявив к войне. Но ненависть - это одно, а то, что уже не вернёшь погибших… Песня была написана к 30-летию «Альфы»...

- А все ли песни дороги Вам как автору?

- У меня был период, когда я каких-то песен, можно сказать, стыдился. Это некоторые из моих ранних сочинений. Тогда мне казалось почему-то, что я должен писать также, как и многие другие композиторы - в таком же стиле. Две или три песни я таким вот образом написал, а потом понял: нет, это не правильно! Конечно, если где-то их сейчас услышу, то не афиширую, что это мои песни.

Вообще, до встречи с Николаем Караченцовым я не всегда серьёзно относился к текстам. Брался за всё, что мне приносили. А потом Караченцов показал: как с текстом надо работать - что надо менять в нём и что поэт должен отвечать за свои слова, что надо воспитывать людей хорошим слогом… «Муси-пуси», к примеру, - это не уровень, далеко не показатель хорошего вкуса…

- В этом-то и дело!..

- Как сказал аранжировщик, который работал со многими поп-звёздами, надоели эти «Поющие трусы»! Хотя именно на них он хорошо зарабатывал - постоянно приносили ему песни, а хорошая аранжировка стоит десятки тысяч рублей...

И когда я принёс ему несколько своих песен, он сказал: вот с этими песнями я хочу работать! Ну, а когда ещё Караченцов в студию приезжал, то вообще, собиралось столько народа посмотреть как идёт запись! И все с интересом наблюдали как работает в студии Николай.

- И как работал в студии Николай Караченцов?

Вот, например, о том, как записывали песню «Судьба актёрская». Мне позвонил Михаил Танич, сказал, что «есть стихи и ты, знаю, хорошую песню сделаешь». Стихи оказались не Танича, а Юлии Нифонтовой. Честно скажу: пришлось их немножко подправить. Потому что там не было концовки, вывода не было. И я, когда песню написал, показал её Караченцову. Николай тут же сказал, что споёт её.

По задумке, в небольшой паузе, которая предусмотрена в песне, после слова «аплодисменты», аранжировщик добавил в фонограмму запись аплодисментов. Однако, Караченцов не одобрил эту затею, сказав, что аплодисменты должны возникать естественным образом в зрительном зале, на концерте, а не эти - фальшивые - в записи. Считаю: мы правильно сделали, что отказались от включения в песню аплодисментов.

Песню записали. Слушаем. И вот Караченцов поёт «Дайте свет, включите солнце я для вас играю роль». Но я чувствую, чего-то не хватает. Подошёл к Николаю и говорю ему: а ты спой: «Я для вас сыграю роль!», интонационно выдели «Я». Он согласился с моим мнением и сказал: «Всё! Заново начинаем работать!» Так что, слушая песню, обратите внимание как он спел эту строку. Ведь этот момент очень украсил песню! А аранжировщик подсказал: давайте ускорим темп, а потом его снизим. И получилась, действительно, театральная песня: как актёр бежит на сцену, торопится, а потом темп замедляется... Трижды меняется темп в песне! И это маленький спектакль. И уже артисту легче голосом играть, глазами, руками... Он может всё изобразить, очень зримо передать смысл песни.

Творчество - сложная штука. Иногда обидно, когда нет полного взаимопонимания с автором стихов, аранжировщиком, например, или артистом... И вдвойне приятно, когда востребован, когда звонят из киностудий, телеканалов, предлагают писать музыку для фильмов, для аудиокниг даже! Так, к примеру, получилась аудиокнига «17 мгновений весны». Есть и аудиоверсия нашей с Олесей книги - «Полковник особого отдела». Мы писали песни для фильма о Николае Караченцове, о Марке Захарове. Телеканал «Культура» намеревался снять фильм о Евгении Леонове. Но так получилось, что фильм не вышел, а песни, созданные для него, остались.

Есть «Песня за кадром», написанная для фильма о Леонове. «За кадром» или «Ретро дождя» она называется. Когда режиссёр мне рассказывал о фильме, он сказал, что заключительный кадр будет таким: Евгений Леонов как бы поворачиваясь, уходит, и в это время начинается дождь. И он уходит как бы в этот дождь... У Олеси возник такой образ - «ретро дождя». За кадром мы рядом…

- Авторы песни, как правило, всегда за кадром. Главное, чтобы о них не забывали и исполнители песен, и имена их знали слушатели.

- Я уже рассказывал о Вадиме Лоткине, который первым оценил моё творчество. Так вот, Судьба, порой, таким невероятным образом делает повороты, что это просто непостижимо!

В сентябре 1999 года у Лоткина было 40-летие. Он решил не отмечать его, так, как это и принято. Но я всё-таки решил сделать Вадиму подарок. Позвонил своему товарищу Александру Иванову в газету «Красная звезда», с которым мы на Кавказе вместе служили. Рассказал о том, что есть такой композитор и пианист-виртуоз Вадим Лоткин, который честно служил два года в армии в железнодорожных войсках. У него есть известные песни... «Три розы», например, которую Лариса Долина поёт... Пришлите корреспондента, пусть возьмёт у Вадима Лоткина интервью. И, действительно, приходит к нему корреспондент Ирина Павлюткина, берёт интервью, а потом говорит: «Вы знаете, я стихи пишу...» И Вадим ответил: «Ну, если вы пишите стихи, вот вам мелодия - придумайте стихи к ней».

Через некоторое время Ирина Павлюткина принесла Вадиму стихи: «Как и в сотни раз вновь зима пришла, я на трон любви ледяной взошла. И замерзла так - нету больше сил, о любви меня ты за чем просил? Кружит тихо, кружит тихо непогода. Кружит тихо наш последний снег. Как решиться мне в такую непогоду? Как решиться совершить побег?..» Лоткин был в восторге! И тут же побежал к Алле Пугачёвой...

Алла Борисовна выпустила клип на эту песню. И самое удивительное для меня то, что в этом клипе есть маленький ребёнок, который... моя копия в детстве! Я в Facebook и ВКонтакте об этом рассказал! То есть, я понял, что ГДЕ-ТО ТАМ моё участие таким вот образом было отмечено!..

История с «Непогодой» доказывает, что всё неслучайно! Как будто я из прошлого глазами этого мальчика из клипа всматриваюсь в своё настоящее... Вадим Лоткин познакомил меня с Михаилом Таничем, благодаря которому я заявил о себе - стал признанным композитором. А я помог Вадиму создать хит для Пугачёвой! Ирина Павлюткина стала известной, и я в этом принимал участие... Если ты кому-то даришь добро, Господь непременно возвращает его тебе. И ты испытываешь счастье!

Виталий Гапоненко, 2018 год

Наиля Фатехова, Николай Караченцов, Роза Хабибуллина, Рустам Неврединов

Друзья и коллеги о Рустаме Неврединове


Симон Осиашвили

Симон Осиашвили (поэт-песенник, певец, Заслуженный артист России):

С Рустамом меня познакомил наш общий приятель композитор и музыкант Вадим Лоткин, с которым я плотно работал в тот период. Он мне рассказал о том, что у него есть сосед в доме, который к музыке профессионального отношения не имеет, но музицирует и придумывает мелодии. И попросил меня написать текст на музыку Рустама ко дню рождения его супруги. Вот так мы познакомились. И далее с Рустамом у нас сложились приятельские отношения.

Через некоторое время Рустам показал мне новую мелодию, на которую я написал текст «Мой поезд ещё не ушёл». Получилась песня и мы стали размышлять, кому из артистов её показать. Рустам предложил эту песню Николаю Караченцову. Колю песня заинтересовала. Караченцов в 1980-е годы пел песни на мои стихи «Маятник», «Кино, кино, кино...» и вот в начале 2000-х записал ещё одну - «Мой поезд ещё не ушёл». Я всегда надеялся на то, что после аварии, которая с Караченцовым произошла, эта песня окажется пророческой и Коля восстановится, но этого не случилось...

Затем мы написали вместе ещё одну песню - «Папа Карло», которая вошла в репертуар популярного детского ансамбля «Непоседы». Вначале были стихи, а Рустам сочинил к ним музыку.

Рустам стал известным композитором, сотрудничает сейчас с разными авторами, а мы остались дружны и, может быть, вдохновение нам ещё подарит новые совместные песни! Рустам, с одной стороны, человек мягкий, а с другой - очень упорный. И если он поставил какую-то цель для себя, то обязательно её достигнет! Он нашёл свою нишу в песенном жанре. И я рад тому, что мой приятель творчески реализовался! Сейчас его основное дело - песни. И это очень хорошо, когда человек уже в зрелом возрасте находит для себя занятие по душе, потому что многие люди, уходя из основной своей профессии и ещё будучи нестарыми людьми, как-то теряются, не понимают, чем заниматься. А Рустам после своей основной службы, уже был подготовлен к новой жизни, к новому интересующему его занятию и стал успешным сочинителем песен. Это вызывает только уважение!

Я хочу пожелать Рустаму, чтобы эта творческая искра, которая в нём вспыхнула и продолжает озарять его жизнь, как можно дольше не тлела, а светила ему. Потому что человек, в котором горит эта искра, остаётся молодым, несмотря ни на какой возраст. И пусть Рустам как можно дольше не обращает внимание на даты, а заглядывает в своё сердце, в котором есть искра, заставляющая его писать музыку, которая делает для него несочинение музыки просто невозможным!


Роза Хабибуллина

Роза Хабибуллина (певица, Заслуженная артистка Республики Татарстан):

С Рустамом Неврединовым меня познакомили его старший брат Рашид с женой Няхар Неврединовой, с которыми меня связывает давняя дружба. Они, большие ценители искусства, рассказывали мне о Рустаме - о том, что он пишет песни, несмотря на то, что его основная профессия никак с музыкой не связана. Это было любопытно! А когда встретилась с Рустамом и мы беседовали о татарской музыке, её истории и современных направлениях, стало очевидно, что Рустам очень интересуется и переживает о национальной музыкальной культуре. Он прекрасный собеседник! Тогда мы и решили, что он попробует написать для меня татарскую песню.

Песни, которые он мне показал потом, оказались весьма самобытными, неординарными для татарской эстрады, отличными от основной массы песен, которые сочиняют в Татарстане, и ритмикой, и мелодикой, и, что очень важно, наполнены глубоким смыслом! В них гармония музыки и текста, неизбитые приёмы, неизбитые музыкальные фразы. Этим они меня и привлекли.

Первая песня на музыку Рустама Неврединова в моём репертуаре была написана на слова моей землячки Зякии Хабибуллиной. «Не оставляй меня, моё дитя» («Китмэ, балам» называется она по-татарски). Песня наполнена нотками стенания, материнского плача от того, что её ребёнок покидает отчий дом, ведь, когда все дети разлетаются как птицы, то очаг родительского дома может погаснуть... Был поставлен красивый танцевальный номер под эту песню... А позже я узнала, что песню «Китмэ, балам» включили в сборник татарской эстрады, который выпустили на компакт-диске. Как говорится, песня ушла в народ!

В 2005 году - в год 1000-летия Казани Рустам написал две исторические песни. «Сююмбике» - нежная и трогательная песня, посвящённая последней царице Казанского ханства Сююмбике на слова московской поэтессы Назифы Харисовны Каримовой. Несмотря на весь трагизм образа царицы, песня получилась светлая и добрая. Под эту песню в Татарстане выступали танцевальные коллективы, демонстрируя национальный орнамент танца, а многие вокалисты просили у меня разрешения также исполнять «Сююмбике», но это песня - украшение моего репертуара и я им не позволила её петь!

А песня «Моя Казань», как и «Сююмбике» (автор слов также Назифа Каримова), созданная к 1000-летию Казани, получилась эпохальной. Она и звучала, как дастан, прославление величавой столицы. Так же, как и «Сююмбике» исполнялась на большом концерте в Москве в уже вошедшем в историю, на главной сцене страны, в концертном зале «Россия». Это был масштабный театрализованный номер в исторических костюмах!

На слова Назифы Каримовой Рустам написал песню «Алтыным». В переводе песня называется «Мой золотой». По сути, это «татарский аналог» знаменитой «Погоды в доме» - песня об отношениях между супругами. Это очень дорогая для меня песня, потому что текст изначально был посвящён нашей семье. Красивая, запоминающаяся мелодия, понятные всем слова. Поэтому она любима публикой и популярна!

Один из моих аудиоальбомов называется «Свет моих песен» по названию одноимённой песни, написанной Рустамом на мои слова. В него вошло 7 песен Рустама. Кроме названных выше ещё две песни на слова Закии Хабибуллиной «Родная земля» (о красоте родной земли и чувствах по дороге в родные края) и «Птица моей души» (о разлуке, о печальной любви). Ещё одна необычная лирическая песня на слова казанской поэтессы Шамсии Жигангировой «Не жалей» о том, что не стоит сожалеть о прожитых годах, о безответной любви, потому что случается в жизни всё не зря!

Красивые лирические песни пишет Рустам! «Свет моих песен» тоже светлая, полётная очень понравилась молодёжи. Своим воспитанникам я даже разрешила её исполнять на концертах.

Я очень благодарна Рустаму за эти песни и мне хочется, чтобы источник вдохновения композитора не иссякал никогда; чтобы на свет появлялись такие же нежные, мелодичные, красивые песни. Хорошего творчества Рустаму! Здоровья и душевного света!


Ренат Ибрагимов

Ренат Ибрагимов (певец, актёр, композитор, продюсер. Народный артист России):

Рустама я прекрасно знаю уже лет двадцать. Мы познакомились, когда он был ещё на госслужбе и лишь совмещал свою основную работу с композиторской деятельностью. Он предложил мне послушать несколько своих песен. Они мне понравились. Понравилось то, что песни не только мелодичны, но ещё и с определённым татарским колоритом - сочинены, явно, талантливым человеком! Вот так я стал исполнять песни Рустама: «Алмаз моей души», «Татарское село», «Кустанай» и другие. Бывало, что он писал песни по моей просьбе для тематических концертных программ и у него это удачно получалось!

В какой-то момент Рустам стал профессионально заниматься музыкой. Конечно, трудно отказаться от профессии, которой отдал много лет, ради которой получал образование, а потом целиком перейти на творческую работу. Но это как раз говорит о том, что у Рустама, действительно, очень сильное внутреннее творческое начало. Это больше счастье, когда всего себя отдаёшь творчеству! И я рад тому, что Рустам Неврединов нашёл свою стезю, нашёл себя в музыке. Я рад, что сейчас он обрёл себя и как автор, и как исполнитель. Впрочем, вполне возможно, что и в моём репертуаре появятся новые песни Рустама. Я поздравляю его с юбилеем и желаю дальнейшего творческого роста!


Людмила Поргина

Людмила Поргина (актриса, Заслуженная артистка Российской Федерации, жена Николая Караченцова):

Неоднократно бывало, когда Коля Караченцов работал с композитором или поэтом, то эти люди становились его друзьями, потому что Коле, прежде всего, надо было понять, принять их и через личностные взаимоотношения проникнуться их творчеством. Если Коля выбирал композитора или поэта, то они всегда оказывались близкими его душе людьми, то есть, словно братья или сёстры. И вот, когда Рустам Неврединов принёс песню «Мой поезд ещё не ушёл», Коле этот человек понравился и в общении, и во взглядах на актёрскую профессию, на творчество поющих актёров и, конечно же, очень близка душевно Коле была сама песня: музыкальный ряд и стихи. И он загорелся желанием её спеть. Помню, Коля говорил мне: «Мы с Рустамом как братья, он меня так понимает!» Затем они записали ещё песни, и в каждой звучит именно Колина интонация. То есть, эти песни оказались настолько органичны, настолько близки Коле, что неудивительно мнение критиков, которые назвали Рустама Колиным композитором!

Я благодарна Рустаму за песню «Девонька». Это, наверное, было какое-то проведение божеское! У меня слёзы на глазах каждый раз, когда слушаю эту песню. Потому что, это такое точное попадание в ситуацию и в стихах, и в музыке: я ждала Колю, когда он находился в коме, звала его... И в песне всё это так точно передано, совершенно точно! И когда Коля вернулся, какие у него были глаза... Я была потрясена, когда услышала эту песню впервые в исполнении Рустама. Потом мы решили, что со сцены лучше Паши Смеяна песню «Девонька» никто не сможет исполнить! Паша тоже наш очень близкий друг, многолетний партнёр Коли по сцене театра и по кинофильмам. Песню спел Паша и это было очень глубокое проникновение и понимание материала. Такое случается редко!

Я часто включаю Колины записи, в том числе, написанные Рустамом. Из песен других авторов, которые пел Коля, какие-то нравились ему больше, какие-то меньше, но вот песни Рустама, а их всего пять, душевные и родные - всегда точное попадание в эмоциональный настрой Коли, в его духовность, его переживания...

Коля, когда уже не мог петь сам, всегда радовался творчеству своего композитора, потому что он всеобъёмлюще любил Рустама. И я Рустама и Олесечку очень люблю. Они остаются мне близкими людьми. И мне так хочется, чтобы у них было всё хорошо и радостно, чтобы в семье было побольше покоя и любви! Низкий поклон и благодарность за то, что они были с нами и остаются с нами, и подарили нам своё творчество. Поздравляю Рустама с юбилеем и желаю ему, самое главное, свершения всех его творческих надежд!

Елена Суржикова, Максим Фёдоров, Светлана Фед, Людмила Поргина, Олеся Борисова (Неврединова) и Рустам Неврединов, 2015 год

Елена Суржикова

Елена Суржикова (композитор, поэтесса, певица. Лауреат российских и международных конкурсов):

Хочу сказать не только о Рустаме, но и о его супруге Олесе Борисовой, об их семье. Мне очень импонирует эта семья: порядочная, любящая, в которой супруги заботятся друг о друге. Я их люблю! Они оба искренние, вежливые, интеллигентные. Смотреть на них всегда очень приятно, а общаться и с Рустамом, и с Олесей - просто удовольствие!

Олеся - прекрасная поэтесса. У неё и мелодика стиха, и образы, и стилистика интересные, неординарные. И Рустам очень музыкально одарён, великолепно чувствует поэзию, сочиняет мелодичные песни. Мы перезваниваемся, встречаемся то у Караченцовых, то на каких-то мероприятиях и довольно часто. Рустам написал на мои стихи симпатичную песню «Оттепель». К сожалению, более широкого сотрудничества у нас пока не получилось. Были задумки, были планы, но заболел Николай Петрович Караченцов, для которого предполагались новые песни...

Мои искренние поздравления Рустамчику! Здоровья крепкого желаю ему и Олесе! А ещё, больших удач и реализации всех творческих замыслов!


Максим Фёдоров

Максим Фёдоров (продюсер, звукорежиссёр, директор Елены Суржиковой):

С Рустамом Неврединовым мы познакомились в январе 2006 года, в новогодние праздники. Хотя о нём как о композиторе я знал и раньше. Рустам писал песни для Николая Караченцова, и я пару раз видел его на концертах Николая Петровича. В своих концертных программах Караченцов всегда исполнял две песни Рустама - «Мой поезд ещё не ушёл» и «Судьба актёрская», а на радиостанции «Шансон» в то время активно крутили новый дуэт актёра с певицей Галиной Журавлёвой «Дни сентября».

Первый раз с Рустамом мы встретились около Театра Российской армии и, как сейчас помню, меня очень удивило, что композитор приехал на встречу в парадной офицерской форме. Потом уже я узнал, что он потомственный военный и посвятил свою жизнь этой нелёгкой профессии, а в театр приехал на какой-то вечер, посвящённый военной песне. Но при этом Рустам - человек очень творческий, он яркий и талантливый композитор, чьи песни с удовольствием пели Николай Караченцов, Валерий Сюткин и Ренат Ибрагимов. Мы стали большими друзьями, дружим и сотрудничаем по сей день. А тогда мы с ним и с композитором и поэтессой Еленой Суржиковой организовали инициативную группу, которая уже после случившейся с Николаем Петровичем автокатастрофы взялась за подготовку издания всей его дискографии. Тогда, в начале 2006 года, Людмила Андреевна Поргина, директор Николая Петровича Марина Ширшикова, Елена, Рустам и я с нуля начали этот проект, который готовили почти одиннадцать месяцев. Издание получило название «Антология песен Николая Караченцова», а 27 мая 2007 года в киноконцертном зале «Пушкинский» мы сделали презентацию этой дискографии. На моей памяти это был, пожалуй, единственный вечер, когда в течение пяти часов артисты театра, кино и эстрады исполняли песни исключительно только из репертуара Николая Петровича (других песен не пели вообще). Песню Рустама Неврединова «Судьба актёрская» на том концерте блестяще исполнила Елена Камбурова. А ещё Рустам и его жена Олеся написали песню «Девонька», которую посвятили Людмиле Андреевне Поргиной, супруге Николая Караченцова. Несколько месяцев решался вопрос, кто из артистов будет её исполнять, рассматривались разные кандидатуры. Насколько я знаю, Людмила Андреевна планировала показать эту композицию Иосифу Кобзону. Я предложил Рустаму рассмотреть кандидатуру Павла Смеяна. С Пашей мы встретились 28 декабря 2006 года дома у Караченцовых, все вместе посовещались и решили, что исполнять будет он. Павел сказал, что сделает свою аранжировку и уже через пару месяцев песню записали в студии театра «Ленком». Потом возникла задумка снять видеоклип на эту композицию, в качестве режиссёра предложил себя бывший однокурсник Николая Караченцова Юрий Рашкин. Идея клипа долго вынашивалась, но из-за творческих разногласий Паши Смеяна и Юрия Рашкина эту идею пришлось отложить. Затем мы с Рустамом выпустили альбом с его песнями, который назывался «Исповедь», а в 2009 году, когда в стране грянул очередной кризис, мы с Рустамом и Олесей даже предпринимали попытки заниматься бизнесом.

Нужно сказать, что творческие люди довольно амбициозны и, как правило, не лишены определённой доли тщеславия, но это вполне нормальное явление, такова профессия. Рустаму же излишний пафос просто не свойственен, он по своей природе человек очень скромный и никогда не старается каким-то образом выделиться, не принимает участие в многочисленных ток-шоу на телевидении, не является завсегдатаем модных светских тусовок. Он занимается творчеством и получает удовольствие от этого процесса. При этом он человек очень тактичный, во всех ситуациях всегда спокоен и выдержан, я, например, ни разу не слышал, чтобы он разговаривал с кем-то на повышенных тонах. В музыке он имеет свой индивидуальный композиторский почерк, все его песни очень мелодичны. Большая часть произведений написана им в соавторстве с его супругой поэтессой Олесей Борисовой - это несколько военно-патриотических циклов, в том числе о легендарном антитеррористическом спецподразделении «Альфа», мюзикл «Москва - Петербург», где присутствует любовная лирика. Поскольку Рустам и Олеся - люди воцерковлённые, глубоко верующие, то особое место в их творчестве занимает светско-православный цикл. Очень сильная вещь - молитва «Архангел Михаил». Когда Николай Караченцов исполнил её со сцены Государственного Кремлёвского дворца, Олег Анофриев сказал: «Ну ты даёшь, Николай!». А Олег Янковский, говорят, был под таким сильным впечатлением, что на несколько минут вошёл в транс.

Кроме того Рустам и сам иногда пишет стихи к своим произведениям. Например, песня «Татарское село», которую взял в репертуар Ренат Ибрагимов. В ней сочетаются элементы национальной музыки русской и татарской. У Рустама много произведений, стилизованных под татарские народные песни. Есть также в его творческом багаже и ряд совместных работ с такими мастерами, как Михаил Танич и Симон Осиашвили. Так что творческая палитра композитора Рустама Неврединова очень яркая и разнообразная.

Дорогой Рустам! Я от всей души поздравляю Вас с юбилеем! Искренно хочу пожелать крепкого здоровья, долголетия и неиссякаемого вдохновения, новых интересных творческих проектов! Храни Бог Вас и Вашу семью!


Галина Журавлёва (Журга)

Галина Журавлёва (Журга) (певица. Лауреат премии «Шансон года»):

Знакомство с Рустамом Неврединовым началось с одной из его песен. Мой муж Александр Шоболов работает в коллективе Валерия Сюткина и у него накопилось много музыкального материала разных авторов. И вот, как-то среди этих записей я услышала песню «Листопад» Рустама Неврединова на стихи Михаила Танича - лирическую, красивую композицию, которая мне очень понравилась!

Созвонилась с Рустамом, встретились. В тот день Рустам принёс послушать ещё несколько своих песен, написанных именно для женского вокала. Общение сложилось сразу тёплое, доброжелательное. И после нашей первой встречи стало понятно, что это общение будет продолжительным и результативным - наше знакомство переросло в тёплую дружбу и творческий союз. Многие песни, которые показывал Рустам, находили отклик в моём сердце! В итоге получился целый альбом – 12 песен на стихи разных поэтов и музыку Рустама Неврединова. Альбом я назвала «Загуляла…» - отчасти, по названию песни «Загуляла осень» на стихи Вадима Васильева. Диск вышел в 2003 году. Далее наше сотрудничество с Рустамом продолжилось песней «Дни сентября» на стихи Елены Голубенковой. А, так как в тот период Рустам работал с Николаем Караченцовым, то предложил записать «Дни сентября» в дуэте с этим прекрасным артистом. Для меня это стало неожиданным и чудесным предложением, значимым событием в творческой судьбе! Рустам очень деликатный человек и он так корректно представил Николаю Караченцову мою персону, что Николай Петрович высказал заинтересованность спеть со мною.

С записью нашего дуэта целая история! Из-за большой занятости Николая Петровича мы долго не могли встретиться в студии, чтобы подобрать тональность песни, которая была бы удобна нам обоим. Николай Караченцов в этом деле всецело положился на меня, сказав: «Делайте как вам удобно, а я подстроюсь...» И я сделала аранжировку в своей тональности. А когда Николай Петрович приехал на запись, оказалось, что в этой тональности ему петь низко. Но что может помешать великому артисту обыграть своим тембром самые нежные чувства!.. Вот так совместными усилиями наша песня состоялась и зажила полной жизнью.

Песня «Дни сентября» зазвучала в эфире радиостанций, была издана во многих музыкальных сборниках... Вместе с Николаем Петровичем эту песню мы исполнили в Кремле на вручении Премии «Шансон года». В тот вечер я получила премию «за лучшее раскрытие женского образа». Это был 2004-й год. Я как раз ждала первого ребёнка - сына. Получилось забавно: Николай Петрович на репетициях не заметил, что я в положении. И вот уже за кулисами перед выходом на сцену он восклицает: «Ты что, беременна?» Я говорю: «Да, через два месяца рожать...» И после мы неоднократно шутили, что эта номинация Премии «Шансон года» пришлась как нельзя кстати! Очень приятные воспоминания! Естественно, Николай Караченцов также был рад тому, что песня понравилась публике и зажила такой яркой жизнью. В моём репертуаре есть несколько значимых песен, по которым меня узнают. И песня «Дни сентября» - одна из них. Успех этой песни вдохновил нас на дальнейшее сотрудничество, но случилась трагедия, которая не позволила этим планам осуществиться.

Спустя некоторое время «Дни сентября» я исполнила в дуэте с её автором Рустамом Неврединовым на вечере в киноконцертном зале «Пушкинский», посвящённом творчеству Николая Караченцова. В этот вечер артисты эстрады, кино и театра исполняли песни Николая Петровича Караченцова для любимого актёра и почитателей его таланта.

Ещё из дуэтных песен отмечу нашу с Валерием Сюткиным совместную работу - песню Рустама Неврединова на стихи Олеси Борисовой «Бобслей». Песня звучала, но не очень широко, а жаль. На мой взгляд, немного бы в другой аранжировке её подать - более «драйвовой» и песня вполне могла бы стать Гимном этого вида спорта! Надо вдохновить Рустама переаранжировать эту песню, а нам с Валерием её перепеть!

У Рустама есть потрясающий цикл лирических песен, которые ещё никем не записаны, существуют только демо-версии с моим голосом. Поверьте: это такая великолепная история в песнях, из которой мог бы получиться музыкальный спектакль! Возможно, мы ещё вернёмся к этому циклу.

Рустам Неврединов из тех людей, которые знают, как жить с радостью и умеют это делать! Он живёт так, как подсказывает ему сердце, его душа. Ведь, самое главное в жизни - делать то, что любишь; быть рядом и общаться с теми людьми, с кем желаешь; посещать те места, которые тебя радуют и вдохновляют, то есть, получать от жизни максимум удовольствия! Песни, которыми так увлечен Рустам, неотъемлемая часть его жизни, которая дарит одни из самых ярких эмоций! И я хочу пожелать Рустаму, чтобы он эту радость приумножал и не отступал никогда от своего творческого пути. Также хочу пожелать новых интересных встреч, которые позволят раскрыться талантам Рустама в ещё большей степени! Для каждого творческого человека это очень важно. С днём рождения, дорогой Рустам!

Видеопоздравление Рустаму Неврединову от Валерия Сюткина


Ваши отзывы, предложения, замечания пишите по электронной почте: автору сайта Виталию Васильевичу Гапоненко.

При цитировании информации, опубликованной на сайте, размещение активной ссылки или баннера «RETROPORTAL.ru» ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Карта сайта Подробно о сайте Яндекс.Метрика      © RETROPORTAL.ru     2002 – гг.