Все интервью сайту

Лора Квинт

композитор, лауреат международных конкурсов

Лора Квинт – автор многих песен, хорошо известных в исполнении Валерия Леонтьева, Софии Ротару, Иосифа Кобзона, Тамары Гвердцители, Николая Караченцова, Надежды Бабкиной, Андрея Билля… помимо занятия композиторским творчеством не раз была членом жюри эстрадных конкурсов, призванных открывать юные дарования.

Во время одного из них, проходившего на сцене Краснодарского Дворца искусств творческого объединения «Премьера», и было записано интервью с композитором о её песнях, друзьях и просто о жизни…

Композитор-песенник Лора Квинт: биография, популярные песни и их исполнители

- Лора Геннадиевна, как-то Вы заметили: дескать, не бывает плохих стилей, а есть плохая музыка…

- Я и сейчас повторю: нет плохих стилей, а есть, действительно, плохая музыка и плохие исполнители.

Ведь на свете рождается мало талантливых людей. И никто не даст гарантии, что, например, конкурс эстрадной песни при всей великолепной организации эти таланты нам предоставит. Так не бывает: договориться с Небом невозможно.

Вообще, я не очень люблю конкурсы, больше – фестивали, потому что, конкурсное соревнование на сцене, это, прежде всего, конкурс нервных систем. Исполнитель может быть очень талантливым, но на нервной почве не сможет достойно показать себя. У кого крепче нервы, то и побеждает. Зачастую именно так и происходит. Про себя могу сказать: у меня слабые нервы и на сцене я очень волнуюсь.

Вот и сейчас в концерте членов жюри мне надо выйти на сцену и спеть несколько песен, которые, знаю, любят зрители. Одна из репертуара Надежды Бабкиной, другая из репертуара Лолиты, третья – дуэт Лолиты и Алены Апиной. Я волнуюсь, потому, что уважаю сцену и зрителей. И считаю, что человек, который выходит на сцену, должен быть безукоризненным, честным как по отношению к зрителям, так и к себе - должен себя оценивать справедливо.

Мне кажется, я недостаточно хороша для сцены. Но мне говорят: «Лора, ты хорошо поешь!». Надя Бабкина говорит так, другие исполнители моих песен, я же считаю, что хорошо пою в комнате, а не на сцене. И меня удивляет огромное количество молодых и не очень молодых артистов, которые просто влюблены в себя, я бы даже сказала, на сленге: «тащятся» от собственного творчества. Вот и на этом конкурсе тоже достаточно таких людей. Я не понимаю: разве они не слышат, как фальшивят? Когда я фальшиво пою – слышу. Но я – композитор, не певица и мне в какой-то степени это позволительно. Однако каждый раз за свои огрехи мне неловко. В моей ситуации лучше пусть поёт артист, встречу с которым подарила судьба, а потом я встану и скромно поклонюсь. В больших моих концертных программах так и происходит.

- А что чувствуете Вы, когда песни звучат в исполнении знаменитых артистов, а после аплодисменты в Ваш адрес - когда Вы кланяетесь в благодарность?

- Я чувствую огромную благодарность этому артисту, сумевшему воплотить песню на сцене, донести зрителям авторский замысел и еще благодарность Небу за то, что Небо меня выбрало.

Есть талантливые люди, к которым, образно говоря, фортуна просто не повернулась тем местом, которым нужно. А вот где-то на Небе решили дать мне это счастье, дать мне радость творить и быть востребованной. В то, что мне не придется стоять перед дверью гримерных знаменитых артистов, я верила с детства. Верила, что артисты придут ко мне сами. И действительно, так произошло и происходит уже на протяжении многих лет!

Помните, одно время Илья Резник выступал как шансонье – исполнял песни на свои стихи. И вот мы вместе написали «Московский романс» для его программы.

Дня через три звонит мне Илья и говорит: «твою песню услышала Алла Пугачева!». Переспрашиваю недоуменно: «Но как она могла её услышать?». А он в ответ: «Мы уже обо всем поговорили и я ей по междугородке (Илья тогда, как и я, жил в еще Ленинграде) прокрутил песню: …и я спешу туда, туда, где мне легко всегда, всегда». Именно Алла Пугачева исполнила мой «Московский романс»! Это ничто иное, как судьба!

Потом, эту песню услышит Валерий Леонтьев и, приехав в Ленинград, разыщет меня. Причем, тоже невероятная история! Мой телефон знала костюмерша в том зале, во Дворце молодежи, в котором был концерт Леонтьева. А ведь ленинградский Дворец молодежи совсем не раскрученная площадка - Леонтьева тогда на центральные сцены еще не пускали. И вот костюмерша дала ему номер моего телефона. Валерий звонит, и я прихожу… Что это, если не судьба?

Многие талантливые люди могут работать с утра и до ночи, развивать интеллект, расширять свой кругозор, но не будет стечения обстоятельств и… Поверьте, у меня ведь тоже были годы, когда о каких бы возвышенных и прекрасных вещах я не мечтала, ничего не получалось. Не было благоприятного стечения обстоятельств – фортуна была не на моей стороне.

- Но Вам больше везет в жизни, по судьбе…

- Везет. Мне не надо платить деньги за то, чтобы становиться известной, знаменитой, потому что, я человек, не созданный для саморекламы. Я люблю хорошо одеваться и хорошо выглядеть. Это естественно, я – женщина. Но есть люди, которые любят показуху, любят быть постоянно на виду. У меня это не получается - я просто не люблю этого! Я никогда, например, не приду в магазин и не попрошу что-то для себя, подчеркивая свою персону – я Лора Квинт! Хотя я знаю немало уважаемых людей, которые, особенно в советские времена, приходили в универсам и говорили: я такой-то, дайте мне колбасу. Колбасу давали… Но, понимаете, надо быть скромнее и добрее.

Когда человек просто хочет прославиться, это лишь от тщеславия, а тщеславие – мишура. Изначально должно быть желание подарить людям что-то прекрасное, доброе, что утешит душу, либо просто поможет как-то жить - украсит жизнь людей. Придет слава – хорошо, а если только уважение, тоже, между прочим, неплохо.

- Работа с какими артистами для Вас наиболее приятна как в творческом, так и просто в человеческом отношении?

- Я благодарна абсолютно всем. Но, есть, так называемые, судьбоносные встречи. Я ведь композитор-лицедей: я должна воплотиться в артиста, для которого пишу. Не важно, мужчина это или женщина. Если мне человек симпатичен, если мне нравится как он смотрит, как говорит, как думает он, то я с наслаждением как бы становлюсь этим человеком. Почему? Потому что, только в этом случае написанная для него песня остается на долгие годы в репертуаре и нередко ему самому кажется, что это он сочинил музыку и слова, что всё это его. Я стараюсь достичь органики, а без перевоплощения это невозможно. И в моменты творчества я воплощалась даже в толстого Сергея Крылова, в Винокура с Лещенко, написав для этого дуэта: «Не ужель наставлю пушку на свою жену-хохлушку…» - песня совсем не в моем стиле, но я писала её только для них, с самого начала ощущая, как будет звучать песня.

И лишь троих артистов могу назвать, в которых я каждый раз в моменты творчества просто «растворяюсь». Прежде всего, это Валерий Леонтьев, потому что, когда я пишу для него и сама пою новую песню, всё слышно в моем исполнении и все понимают, что это Валерина и только его песня!

- Валерий Леонтьев даже один из своих дисков назвал строкой из Вашей песни «Я просто певец»...

- Да, это так. И песня «Я просто певец», и «Свидание в Юрмале», «Доплыву до Индии», «Ангел мой крылатый» и другие песни долго жили в его репертуаре…

Это, несомненно, судьбоносные встречи, которые в моей жизни сыграли очень важную роль - жизнь моя после них изменилась. Ведь благодаря Леонтьеву, я написала оперу «Джордано», в которой он великолепно сыграл главную роль…

Опера, к сожалению, не могла долго идти на сцене. Артисты тогда, в конце 80-х годов, получали огромные гонорары на стадионах за пять или шесть песен. А, играя оперу, Валера, Лариса Долина и другие зарабатывали очень мало. И, если учесть, что до перестройки, работая в поте лица, наши знаменитые артисты получали смехотворные деньги, то стадионные концерты были единственной возможностью заработать на жизнь. Как говорится, время идет, а в кубышке – ничего…

Всё это я это прекрасно понимала, и что-либо изменить было не в моих силах. Ужас за завтрашний день и развалил оперу. А помимо всего прочего, «Джордано» - это был заказ Министерства культуры СССР, то есть, опера, по сути, не принадлежала никому. И когда американские продюсеры хотели её приобрести, а труппа готова была выехать в США, не нашлось человека, который смог бы продать оперу, хотя она уже была переведена на английский язык. Купить хотят, а кто сможет продать - неизвестно. Сейчас директор концертного зала «Россия», в котором в 1987 году состоялась премьера «Джордано», справился бы с этой задачей, но время ушло. Дай Бог, будут новые произведения. А опера «Джордано» осталась лишь в рабочей записи, фрагментарно…

Еще одна удивительная встреча была с Надеждой Бабкиной. Песня, которую я написала для Нади «Эх, мама-маменька», оказалась в моей творческой биографии знаковой. С этой песней на фестивале «Песня года» вошли мы с Надей в XXI век.

Если бы не Надя, я б никогда не узнала, что могу писать песни, которые многие станут считать народными. Будучи российским композитором, быть принятым и своим народом, и специалистами в музыке, какими являются Надежда Бабкина и ансамбль «Русская песня», я считаю, выше награды просто нет!

В репертуаре Надежды Бабкиной также моя песня «Некошеный луг» - она звучит акапелла. Надя говорила, что эту песню принимают как народную, да и я, когда слышу «Некошеный луг», забываю, что сама её сочинила и просто безобразно плачу. Мне очень стыдно за слезы, но так происходит... Это высокое искусство! И, возвращаясь к вопросу: что я чувствую, когда кланяюсь, - я чувствую величайшее счастье: мои песни поют такие артисты!

А третья встреча повлияла на мою творческую судьбу в меньшей степени, но благодаря ей узнала, что могу писать мужские песни и песни для ресторанов.

В 1985 году я работала над музыкой к фильму «Нужные люди», и судьба свела меня с Николаем Караченцовым, который стал моим большим другом. Я написала для него песню «А у меня все схвачено, за всё заплачено», и с этой песни началась моя, так сказать, мужская линия в творчестве. Долгое время у меня практически не было женских песен, за исключением песни «Сережа», которую для Вали Толкуновой написала, можно сказать, случайно.

- Но ведь и эту песню тоже считали народной, порой именно так её и представляли в эфире радио!

- Да, её считали народной. А написана песня была случайно. Поэт Юрий Рыбчинский был влюблен в Валентину Толкунову, рассказывал мне, что мечтает написать для неё песню. Вот мы и написали…

Но, должна вам сказать, по-настоящему создание таких «народных» песен в моем творчестве началось благодаря Наде Бабкиной, а продолжилось с Аленой Апиной, для которой была написана песня «Соперницы». Затем еще несколько песен, в том числе дуэт Алены Апиной и Лолиты Милявской.

И для Лолиты написала я немало песен. Обожаю эту певицу! Лолита ближе к драматической актрисе, нежели к артистке эстрады…

- Об исполнителях песен Вы говорите как о близких друзьях и подругах…

- Признаться, я, как и многие мои коллеги, не рассчитываю на актерскую благодарность. Так вот, невероятным является отношение ко мне Лолиты – это гипертрофированно благодарный человек! Вы даже себе представить не можете!

А когда меня спрашивают: кто моя самая близкая подруга? Отвечаю не задумываясь - Клара Новикова.

Но, как видите, я разделяю творческую судьбоносность и человеческую. Вот человеческая судьбоносность это как раз Клара Новикова и Николай Караченцов. Колю считаю своим названным братом. Мы вместе отдыхаем с его семьей. Его родственники для меня просто родные люди. И я этим очень горжусь.

Виталий Гапоненко, 4 октября 2000 года


Предлагаем разместить на сайте баннер или текстовую ссылку.
Музыкальные сайты для всех, кто любит ретро. К обмену принимаются кнопочки и баннеры разных размеров и тематические ссылки

Интервью с популярными артистами, поэтами, композиторами и музыкантами

Обмен баннерами и текстовыми ссылками с сайтом «РЕТРОпортал.ру»

Содружество музыкальных сайтов о популярных или почти забытых песнях и мелодиях прошлых лет. Приглашаем к сотрудничеству любителей музыки ретро

Яндекс.Метрика